silhiriel: (Default)
Приснилось мне сегодня нечто в стиле "Ведьмы из Блэр" (причем то, что именно в этом стиле, мне и во сне было известно). Т.е. нет никаких уж совсем явных ужасов, а из разряда "тут тени удлинились, зловещее дерево рядом выросло, а потом они обернулись -- а там уже все их пленки порваны в хлам, и все равно никого рядом нет на мили".

Такой типичный американский городок с типичными домами, типичный же саспенс, чей пафос я уже плохо помню, но ужас гуляет по улицам и люди то ли пропадают, то ли трупами потом возвращаются, но как-то так. Я вхожу в некий Страслый Ужаслый Дом, где среди всего иного слышу голос своей давно умершей матери (в контексте сна, ессно), инструктирующий меня, что надо делать. Для начала мне не надо снимать некое кольцо (крупное такое, серебряное, но не то, что я реально всегда ношу, а грубое, как будто полуоплавленное) Ни При Каких Обстоятельствах, а еще найти в домах умерших или исчезнувших лимоны, набрать их на количество, стоящее два рубля (во сне было "рубля"; но надо было найти их несколько штук, меньше десяти, но немногим), и выпить их сок. Сия процедура сделает меня неуязвимой для Злых Сил, и тогда уже можно устраивать оным Силам манямбу, а всем остальным -- хэппиэнд.

Проснулась я после того, как нашла первый такой лимон, осветившийся фонариком моего невесть откуда взявшегося и очень испуганного одноклассника (по сну; в реале я такого не знаю). В эту минуту мне стало совсем не страшно -- страх вообще как-то пропадал в процессе, -- а стало ужасно интересно, сколько реально нужно лимонов, чтобы набралось на два рубля.
silhiriel: (Default)
Летала на параплане. Это было великолепно и здорово, и совсем не страшно. Стало немножко страшно во время посадки -- я со времени, когда спрыгнула с лошади со всего размаху на лед почти онемевшими от холода ногами, боюсь удара по подошве. Но вообще -- великолепно.
Будем учиться.
***
Замечательно посидели с Ирмой, Густавом, Кинн и Куртом по поводу юбилея оных же Ирмы и Густава (еще раз поздравляю :)). Накушалась баварских сосисок и разговоров за историю, последнего хочу еще аки тот жадный из анекдота.
Но улиток в чесночном масле умеют делать только французы :).
***
Окончательно поняла, что жалость все-таки презрительна. Точнее, есть в ней этот элемент. Потому что когда его нет -- это не жалость, это сочувствие, это осознание того, что с тобой такое было или может быть; а когда видишь нечто, чего с тобой быть не может, становится именно жаль.
Именно поэтому, наверное, это чувство мне очень долго было незнакомо -- я могу представить себе себя на месте кого угодно. Иногда это даже такой предупредительный звонок: смотри, люди и так могут, ты тоже можешь (или с тобой могут) -- и эмоция доводит осознание до остроты: ты посмотри, какое это счастье, ощути, какое это горе, мечтай или бойся.
Но жалость -- это реакция на негатив, но не чужой, а чуждый. Например, когда человек становится рабом порока, который тебя не прельщает.
Вообще, _горе_ во мне вызывает всегда именно сочувствие. Потому что с каждым может случиться удар судьбы, ниоткуда.
silhiriel: (Default)
А вообще я сегодня впервые за неизвестно сколько лет заплела косу. Кстати, довольно приличная вышла косица, не в руку толщиной, конечно, то и не мышиная. Коротенькая пока, но опять же...

В общем, я увидела, зачем я волосы отращиваю. Мне понравилось :).
Принимаю поздравления.
И возвращаюсь к коньяку, желткам и оливковому маслу.
silhiriel: (seer)
"Ты не должен любить обезумевшую стаю птиц! Ты вовсе не должен воздавать любовью за ненависть и злобу. Ты должен тренироваться и видеть истинно добрую чайку в каждой из этих птиц и помочь им увидеть ту же чайку в них самих."

Оно, конечно, да, но иногда это очень трудно. Видеть, я имею в виду, не говоря уж о том, чтобы помогать.

Занятно другое: технически любой человек может совершить некрасивый поступок, но из совершающих, есть те, кто делает их по размышлению и крайней необходимости, а есть те, кто походя и потому, что настроение такое. Об оправдании в любом случае речь не идет, конечно.

А еще занятно, что вторые, по факту делая их чаще, при этом на словах очень осуждают оное делание и не упускают возможности заклеймить чужое падение, при этом не видя совершенно, что сами делают то же самое. И как-то так получается, что некрасивый поступок в их устах становится подлостью, если ее делают другие, и проступком, если они сами. Оправдание же себе они всегда найдут -- и всегда ищут. Они могут даже апеллировать к совести, но совесть их не мучит. Или мучит, и они ее заглушают, ища причину в других людях. Обычно у них целые теории бывают о том, какие подлые и мерзкие иные люди.

Первые, кстати, отличаются в этом: они, как правило, четко отдают себе отчет в том, насколько это некрасиво. И прежде, чем кто-либо скажет, что это тоже не оправдание: нет, не оправдание. Но поверьте, человек, который ясно видит, НАСКОЛЬКО он мерзко поступил, не будет всуе повторять свой поступок -- или вообще не будет. Никто не любит быть мерзавцем. И не забывает минуту отвращения к себе. Именно, кстати, отвращения, а не страдания о том, "какой же я гад".

Дисклеймер: Все вышесказанное не значит, конечно, что все делают подлости, или что подлость когда-либо простительна, или что осуждающие подлость в глубине или не очень души сами подлецы. Совсем не значит.
silhiriel: (romantic quiet)
Я не умею писать о счастье, о своем счастье, о вот этом теплом-тающем-таящемся внутри; нет, не останавливайся, мгновенье, ты, конечно, прекрасно, но я умнее Фауста -- нет, не умнее, я вообще не очень умная, похоже, хотя нет, умная, слишком умная для нормального такого, доброго, теплого счастья. И счастье каждый раз снимает с моих плеч кусочек невыносимого бремени здравого смысла, и вплетает еще одно перо мудрости туда, в крылья за спиной -- я не очень мудрая, собственно, вообще еще не мудрая, но я потихоньку работаю над этим.

Нет, я не говорю о минутах, часах, днях и месяцах счастья, хотя я счастливый человек вообще и в частности, но я не умею о таком, я могу только улыбнуться граду и миру и видеть, как улыбаются мне в ответ.

Пишите лучше вы о своем счастье, а я буду узнавать в ваших словах себя.
silhiriel: (romantic quiet)
Иногда -- совсем иногда, где-то раз в год, а то и реже -- я люблю посмотреть американскую романтическую комедию. Особенно со мной это случается поздней весной, когда мне вообще хорошо. А тут вставило -- вспомнила студенческие годы... да и вообще мне славно.

Я глупый, романтичный дрэгон, знаю. Никому не говорите.

(Но розовое платье на коронационный бал я бы никогда не надела.)

***

Нашла чудную возможность пошить себе ботфорты на заказ. Этой же ночью и напишу.
silhiriel: (Default)
Ну вот, понеслась, началось мое фанатство.

Во-первых, я зафанатела от Trinity Blood. О-о, какой там Ватикан, о любители Ван Хелсинга! До обожаемой мной Византии я еще не долезла, тем более Империя там вражеская :), но единственный представитель их элиты, прорвавшийся в ватиканские края по делу особому, был чудесен, да. Малолетний Папа трогателен, его два регента... амберские в отношениях друг с другом и немерянно крутые перед всеми другими, собственно центральный для фабулы отдел великолепен в каждом персонаже. Спойлерить не буду, скажу только, что редко что я мечтаю в часы уединения просмотреть до дыр, отложив все дела на потом, и уже посмотрела бы все, но...

Вмешивается второе фанатство. Тут я даже объяснять-рассказывать ничего не буду, ибо бессмысленно -- скажу одно: "Вавилон-5". Поняли, да? :) Причем его я смотрю как-то странно: первый сезон -- по телевизору (о вопрошавшие, зачем НТВ ночью его стал показывать -- надо полагать, для таких фриков, как я), а все остальное -- с ДВД, ибо на компе все пять сезонов.

Так-то.
silhiriel: (белый и пушистый)
Поскольку ужасно хочется жрать, заказала пиццу.

Вообще занятно: я уже давно за пределами добра и зла, т.е. понятий "совы" и "жаворонка", но одно мне сова оставила в наследство: я не могу есть завтрак. Слегка перекусить, и только, и то усилием воли. Зато часам к 11 у меня начинается обычный для меня волчий голод. А так как сейчас моя рабочая неделя, и то, что для всех нормальных людей -- поздний вечер, для меня -- начало рабочего порыва, то голодна я сейчас, когда в Москве мало чего есть.

Ну вот, опробуем эту доставку. Говорят, у них вкусно. А что доставят часа через два -- это фиг вопрос. У меня микроволновка есть, я богатый человек.
silhiriel: (romantic peremptory)
Перечитываю Бальзака, находя в нем необъяснимую прелесть -- быть может, потому, что я подросла, и то, что так меня раздражало во времена оно, ныне пленяет, как собственно французский -- ведь терпеть не могла, было, было. Я не знаю, стоит ли с бальзаковских героев делать жизнь; они слишком французы, слишком -- даже -- немного циничны, откровенны там, где я промолчу и другим посоветую; но -- прелесть, необъяснимая, отчаяния на балу, любви в письмах. И порой меткие попадания в самую суть, которых не холодно-замирающе много, это не Шекспир и не Достоевский, но достаточно для услады ума.

И вот поймала, цитатой не-себе:

"...у любящей женщины сердце всегда полно надежд; чтобы убить их, нужен не один удар кинжалом, она любит до последней капли крови."

Это метко, да.
Хотя, наверное, вообще любят -- до последней капли крови, необязательно в прямом смысле, но до абсолютного донышка сил.
silhiriel: (флейта)
...Ночь бледнеет проглядывающим из-под сумрака снегом, а я улыбаюсь -- записке, воспоминанию, теплу в сердце. Так и встречаю новое мое утро.

Бог в небесах.
silhiriel: (lake)
Вдруг вспомнилось, по случаю адски болящего правого плеча.

Помнится, ходила я по поводу невесть от чего заболевшей ноги к китайцам-мануальщикам. Помещались они в обычном жилом доме, маленьком таком офисе на первом этаже, и их там, таких офисов, несколько было, так что рядом с их дверью была еще одна такая же, со звонком, и через подъезд -- еще, и так далее. Так вот, на соседней двери было пришпилено следующее объявление:

"Мы не стоматологи. Стоматологи там -->
Мы не иглоукалыватели. Иглоукалыватели там <--
Мы -- фирма "(какая, уж не помню)"

Так вот.
Пора мне на массаж. Последний раз в сентябре делали, а плечо очень уж болит.

Дыбр

Dec. 29th, 2005 06:00 am
silhiriel: (замок)

Меня почему-то охватывает удивление и умиление, когда я думаю о том, что таки ж значат, нет, что есть наши домашние существа. Их так легко перевести в собственную плоскость, воспринимать их как людей, только других с виду (почему, кстати, я думаю, что и инопланетян нам будет легко воспринимать -- мы сами удивительно умеем приписывать другим несуществующую антропоморфность), что неожиданное размышление или замечание их сути вдруг трогает до глубины сердца.

Чудо смотрит на меня из ясных, любящих глаз моего пса -- откормленного, выгулянного в лесах, жадно охотящегося хищника, и я даже не задумываюсь, играя с ним, что его клыки, способные нести смерть, могут поранить меня. Я доверяю его любви, я рассчитываю на столь же взаимосдержанные в инстинкте отношения, что между людьми -- а ведь этих ограничений нет, он думает иначе, и все же, все же. Чудо касается моего сердца, когда мне на руку садится птица -- ведь по сути, это любопытное, избалованное и ласковое существо легко и хрупко, но оно доверяет, приветствует, играет...

Я их воспринимаю как часть моего круга -- они меня записывают в свой. И я попадаю в него по праву разума, что позволяет мне их понять, по праву доверия и сдержанности -- иными словами, то, что делает меня не-зверем, делает меня частью животной стаи, в наилучшем из смыслов. Занятно...

silhiriel: (map-sketch)

Дописываю перевод статьи, а сама уже любуюсь, как танцует Плющенко под звуки моей любимой арии Каварадосси, и сердце замирает каждый раз, когда он взлетает в воздух -- о эти прыжки фигуристов, ужас и восторг. Вспоминается сразу, как пустели переулки университета во время чемпионата мира, как нам, по мере продвижения всех к финалу, американцы с трогательной и наивной надеждой говорили, что на этот раз, уж на этот раз-то точно выиграют их соотечественники, а мы, русские, тактично соглашались, что такое может быть, и улыбались -- мы-то знали... На финал собирались всей русской компанией, окрывали вино, смотрели -- тогда уже блистали Ягудин и Плющенко, Наталья так любовалась руками Плющенко, -- болели, конечно, не без этого, но знали, знали, а они не обманывали наше знание, они взлетали, скользили к золотым медалям. Мы такие счастливые ходили наутро -- именинниками! -- и так же тактично улыбались как в воду опущенным друзьям-сокурсникам -- может, в следующий раз... но знали, что всегда им нас поздравлять, всегда нам -- им сочувствовать.

И было нам гордо за любимую страну, несмотря ни на что, несмотря на эмиграцию и былое горе -- а мне было тем более хорошо, мне ведь был потом путь домой, безусловный, верный путь туда, где мороз и лед, на котором танцуют так, что замирает сердце.

АПД: О Эру Единый, на льду Протопопов и Белоусова! Любовь воплощенная...
silhiriel: (белый и пушистый)
Голодно.
Пойти и утолить оный голод мне не грозит еще 40 минут.
Мысли об оставшихся где-то там рецептах ма-аленьких бифштексов и грибов, томленых в сливках -- мучительны.
Хотя вообще осознала, что мне нравится готовить потому, что я люблю кушать. Ибо гурман.
Как я с такими настроениями балансирую на грани анорексии, я не знаю.
Хочу набрать килограммчиков пять, а то декольте будет не так хорошо смотреться.

...блин, посмотрела на свой юзерпик, а там я сытая (откуда еще такая ухмылка), бокал в руках и сижу я (что не видно, но я-то знаю) за уставленным вку-усной едой столиком в одном из немногих приличных константинопольских ресторанчиков.

И потому, что мне грустно и голодно, юзерпик здесь будет другой.
silhiriel: (golden fool)
Вот сюда хочу. Очень хочу.



А на губах замирают заклинаниями имена -- Сен-Жермен-де-Пре, Клюни, Сорбонна, Люксембургский сад...
silhiriel: (Default)
В почту идут, идут всякие прелести для услаждения. Меня, главным образом или в том числе. Ожидание сладкого тоже часть удовольствия, если не затягивается -- или если сладкое не требуется прямо сейчас, в безумии азарта. Мной владеет азарт и безумие, но не в этом. Тут томность, сливки.

А есть и безумная авантюра, и даже не одна, да-да. Что не может не радовать.

АПД: ...а вот греет душу -- даже оставила открытым окно почты -- мысль о летящей ко мне Luxurious Shower Gel и Ultra-Softening Body Butter. Вот названия-то! Декадентствующее я существо -- а должна думать и о практичном: что с ними прилетят еще и джинсы, в кои то веки нужного размерофасона и приемлемой цены. Нет, мне подавай softening luxury всяческих запахов. Ха!
silhiriel: (Default)

Как ни странно, наступает одно из любимых моих периодов года, условно именуемое (еще со студенческих времен, и ясно сейчас станет, почему именно с них) "от Благодарения до Рождества". Сразу хочется готовить -- еще бы, летом можно отделаться простым помыла-порезала-вот-и-салат, а сейчас хочется теплого, хочется запаха пирогов (один как раз сейчас остывает на кухне), нежного мяса курочки под острым соусом (вот вчера, буквально вчера, милые мои, опробовала один вариант -- рекомендую, обращайтесь, если кому надо), и жарко-уютного глинтвейна (хотя такой чудный, как Алан варит, мне еще долго не постичь). Наступает время долгих ночей, а значит, всяких приятных глупостей, что уже летят по моему адресу из Штатов, давно откладываемых книг, душистых ванн и натопленных бань, а еще камина -- я не буду оригинальна, я скажу про пляску отблесков пламени в сияющем вине, но вы простите мне банальность. Хочется роскошных балов и роскошных платьев -- о, какой шелк я держала в руках намедни, это же сказка, это же соблазн на преступление, а не шелк! Хочется устраивать дом, ухаживать за всем, что забыто было в угаре лета, и с упоением искать подарки, наконец.

Почему же странно? Что ж, дело в моей патологической теплолюбивости, я дрэгон, видите ли, моей расе полагается это время спать в вулканах, но там скучно, милые мои, -- а если отдаться ласковым удовольствиям этих дней и ночей, что от Благодарения до Рождества, непременно православного, так подольше, -- будет тепло и уютно, даже нам, холоднокровным...

silhiriel: (Default)

Сижу вот, на ночь раньше на работе -- значит, неделя будет на ночь длиннее. Это ничего; я много гуляла в этом году, и хорошо, и теперь надо расплачиваться -- за веселые дни и ночи, за дальние дороги, море и пустыню, и еще за новогоднюю ночь, которую я наконец-то проведу не в офисе, спасибо моим сменщикам.

А еще у меня болит горло, начинает саднить весьма неприятно, и потому я пью ледяную колу, а еще поставлю сейчас жариться яичницу, хотя совсем не поэтому, а потому, что кушать хочется очень. Но за меня не надо волноваться, у меня здесь много яиц, я могу долго продержаться. А еще у меня есть диск накраденных у Кинн музык самых разных, и потому меня не стоит и жалеть, можно скорее позавидовать.

А закончу я смену тем, что выпью перцовки, ма-аленькую такую стопочку эдаким опрокидонтом, и закушу ее хорошим шматочком перченого сала, которое умеет славно делать тетка из-под Тамбова у нас на рынке. И будет мне хорошо, да и сейчас неплохо.

silhiriel: (Default)

My personal world map




visited 22 countries-
like to visit 19 countries

Create your own world map

Вроде никого не забыла...
silhiriel: (skeptical)
От меня убежала таблетка. На клавиатуру. Глупая, ты же там не просочишься, и я все равно тебя съем, хотя и восхищаюсь волей к свободе. Да. Так о чем это я?

Холодает, господа, холодает. Мало того, что я теперь ношу зимнюю куртку -- так ожидала, что буду носить нараспашку, а на Октябрьской сегодня меня такой студеный ветер проморозил, что застегнулась как миленькая. Кошмар. Все, в стирку и ящик отправляются легкие и разноцветные наряды, я возвращаюсь в черный цвет -- предоминантно: есть и другие, но о-очень консервативные, да. А что хотите, зима. Я уже даже надела чулки, что не есть плохо, совсем нет, даже вызывает улыбку, но почти дежа-вю, пока что.

А еще я почитала про бал на Зиланте, и мне стало грустно везти туда платье. Поскольку в нем надо танцевать, а без этого неправильно. Ладно, на крайний случай вывезу его на Форкон. Хочу на Форкон. Но это уже понятно, да?

А еще я, как тот Уильям, решила постигать смысл молчания. Разносторонняя и разноОбразная штука, это молчание, причем даже у тех же людей -- но всегда одно в нем верно: оно выражает те чувства, для которых неправильно, ненужно находить слов. Только в контексте можно его правильно понять. Но это очень банальная мысль, простите.

Вот такие бестолковые наблюдения, вместо написания нужной статьи.

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617181920 21
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 01:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios