silhiriel: (constant reader)
Я никогда в детстве не могла понять, почему не вернулись друг к другу Монте-Кристо и Мерседес. Собственно, не смогла этого понять и в зрелом возрасте, перечитав книгу. Они ведь по-прежнему любят друг друга, а линия Гайде меня совершенно не убедила.

Что кто скажет?
silhiriel: (reading)

... потому что реально все более и более ощущаю себя этим милым персонажем.

- Подумать только... - заявил он, обращаясь к капитану Капуччино - Ведь именно здесь, на этом самом месте, была основана первая в мире демократическая республиканская система!.. Я имею в виду ваших основателей, Ромула и Рэма.

Капитан посмотрел на него смутным взглядом:

-- Профессор, я ведь кончил старую общеобразовательную школу при католическом монастыре. Мало того что республику в Риме учредили через пару сотен лет после Ромула, при Попликоле -- так она еще и не была первой в мире. Вы про Грецию забыли.

"Какой косный тип". -- уязвленно подумал Пис -- "Попробую-ка я его забить интеллектом". Вслух он ответил:

-- Да, но ведь неслучайно Мария Магдалина в Библии связывается со Святым Граалем! (1)

-- Cretino. -- негромко ответил капитан. -- Грааль -- это средневековая европейская легенда, предположительно еще языческого германского происхождения. Она не могла упоминаться в Библии, потому что Библия была окончательно написана лет за 800 до появления самого понятия "Грааль".

под кат, под кат )
silhiriel: (reading)

У меня тут такое случилось: залезла я в книжный, как водится, и вдруг увидела новое (и красивое, что и говорить) издание разнообразных классиков и любимцев (о, какой там Дюма, господа и дамы, какие иллюстрации!), а среди них -- Гомер был. Открыла я, значица, "Одиссею" -- и знаете что? милые редактора исправили Гнедича, и в чем? в моем любимом слове! Они деву Афину зовут теперь "светлоокой".

Нет, я понимаю, что "светлоокая" вернее "совоокой", но мне так, ТАК нравился этот эпитет! Ведь мало ли что можно назвать "светлыми очами", а вот при слове "совоокая" мне сразу вспоминались серые глаза бородатой неясыти (благо о цвете очей Афины мы информированы) -- прозрачно-стальные, внимательные, холодные... о! (Почему именно бородатой? А ни одна иная сова не имеет серых глаз. Ушастые и филины -- золотоглазые, серая и длиннохвостая неясыти -- черноглазые.) Дивный был эпитет! А учитывая любовь Теонойи к мягким птизам вообще и сове в особенности...

Нет, исправили. А ведь перевод Гнедича почти такая же классика, как сам Гомер, могли бы уж и оставить в покое...

С расстройства я сейчас залезла в "Одиссею", и бальзамом на сердце пролилось: "Зевсу сказала тогда совоокая дева Афина..."

silhiriel: (reading)
Греет мысль о двух идущих томах византийской серии; волнует то, что они букинистические и, значит, могут не дойти; ужасает вид длиннейшего списка ожидания, почти всего состоящего из этих чудесных бордово-золотых томов (и да, даже мой любимый цвет...).

... да, даже на юзерпике. Я должна была отдать дань.
silhiriel: (reading)
(Красивое название написала, аж самой понравилось -- и, думаете, я вам тут реферат накатаю? А фиг, у меня перевод статьи срывается из-за аврала на работе.)

С определенной точки зрения я -- из тех самых читателей, что толкают нынешних авторов на все умножающиеся, усложняющиеся и расширяющиеся сверх всякой меры объемы. Я люблю детально описанные миры, я ненавижу расставаться с полюбившимися героями, и терпеть не могу, когда сказка кончается.

Так что когда Джордан, светлая ему память, писал свои 11 томов -- он их писал для меня, ага. Я, верный его фанат с 1995 года, и приквел купила, а то. И энциклопедию. И трагедия его смерти -- помимо причин чисто человеческих -- еще и в том, что не будет мне ни сиквелов, ни вбоквелов, которые так щедро обещал этот мужественный человек, умирая от почти неизлечимой болезни -- мы, фанаты, хотели слышать именно это. Частично потому, что этим он обещал жить, а частично потому, что мы не хотели знать, что вот еще том -- и мы расстанемся с миром и людьми, которых он так детально описал.

Но Джордан Джорданом, я о нем не буду говорить, этика как бы -- а вообще манера плодить тома и тома присуща стала многим, причем не по причине равенства способностей, потому что, например, так описать мир, как Джордан, никому из МТА не удавалось, хоть убейте. Но отговорка та же -- мол, читатель просит. Да и сам автор, что греха таить, из любимого мира уходить не хочет. Уютно все ж там.

Только вот что, милые -- вы бы не по Джордану равнялись, а по другим. По Кэтрин Куртц, которая свои истории на больше, чем трилогию, не растягивала (и притом честную трилогию, а не роман в трех томах) -- но сколько книг в цикле Дерини? По Мэрион Зиммер Брэдли, чьи книги из Дарковерского цикла по нынешним временам и вовсе тонки до неприличия -- а их ведь 23, если не считать написанных по ее наброскам четырех и кучи рассказов! Фанаты могут хоть купаться в фактах и персонажах, коли угодно (хотя вру -- мне б еще десяток Дарковерских романов не помешал) -- а сюжеты не растянуты, мир детален донельзя, хоть живи в нем, любимые персонажи возвращаются и воды нету, потому что каждая новелла, каждый рассказ, каждый роман -- вещь в себе, законченная, цельная.

Кто мешает так же, почему надо растягивать и растягивать, пока фанаты не тонут в намеках и деталях на втором томе третьей части пятой книги, я не знаю. Подозреваю, что неумение четко, внятно и кратко сказать, что хотел, и безжалостно обработать сюжет, а не растекаться аки Шехерезада.

Не кивайте на Шехерезаду -- она это не от хорошей жизни. И на читателей не кивайте -- пусть нам мир полюбился, мы его лучше в более удобоваримых дозах съедим.
silhiriel: (reading)

Поскольку вы, о любимые, у меня талантливые, все читатели, а кой-кто еще и писатели, скажите-ка мне вы: действительно ли персонажи не могут быть умнее автора? 

Я это к чему -- задумалась тут: подпадает ли под это исторический роман? Скажем, сижу я тут дура-дурой, политическую интригу не проверну даже ради спасения души, но пишу роман о каком-нибудь Луи-Филиппе-Карломане, который такую сеть сплел, что Маккиавелли в гробу лежал бы зеленее болотной жабы. Сама я это не придумаю ни в жисть, дура ж, но он-то придумал -- значит, умный (хитрый, коварный); а ведь все ж таки он мой персонаж, нет?

Аналогично если я пишу историческую фэнтези: обозвала я, скажем, того Луи-Филиппа-Карломана Карлиэлем-Филимоном, и шпарю в точности по его интриге. Все равно он умный, но он же и персонаж...

silhiriel: (reading)

Недавно, queridos, я натолкнулась на некое рассуждение весьма умного человека о многими любимой книге, и подумалось мне вообще о том, как необычно выглядят любимые книги в перечтении. Многие из вас были в том же положении, что и я, читали запоем разнообразное, и обо многом вынесли суждение из той поры, когда порывов было много, опыта мало, а жизнь в целом легче и проще; и это особенно заметно, если к ним вернуться.

В том посте поминались одним из комментаторов "Три мушкетера" -- что ж, можно начать и с них, хорошее дело. Бог с ним, с Атосом (да, я не намерена здесь об Атосе и его морали), но сцена д'Артаньяна с миледи меня просто потрясла: я вдруг увидела, став, пожалуй, и постарше ее, что мало того, что я уже не сочувствую предприимчивому гасконцу, а и вовсе понимаю стремление его убить -- с человеком, что сотворил бы со мной подобное, я бы точно ходить по одной земле не стала. Рауль де Бражелон неожиданно обернулся умным, честным и благородным человеком, а не слабым идеалистом с молоком в жилах, в то время как его юные товарищи из блистательных молодых людей стали безответственными дураками, не способными на грамм настоящей любви, и готовыми погубить тех, к кому клянутся в страсти нежной, из банального тщеславия. (Байронизм, порывы гордой души и циничная холодность как-то тоже потеряли во мне поклонника, да. Впрочем, конкретно Байрона я всегда терпеть не могла.)

Я могла бы продолжать список, но предпочту услышать ваши -- так скажите, случалось ли вам увидеть любимых или не очень персонажей новыми глазами?

silhiriel: (mirror profile)
Помните, у Семена Гудзенко стихотворение "Когда на смерть идут, поют..." заканчивается такими вот строчками: "... и выковыривал ножом из-под ногтей я кровь чужую"?  (Не помните? перечитайте, он вообще хороший поэт, а для любителей военной тематики -- как раз то, благо фронтовик.) Еще Слуцкий писал, как тот, кому эти еще тогда неизданные стихи попали в руки, примчался возбужденный в редакцию с криками: "Это настоящее!" И это правда -- есть образы неочевидные и притом меткие, которые не придумаешь, их надо увидеть -- но именно они и дают ощущение правды, истинности. От них часто отказываются, потому что они редко красивы, редко геройски, местами так и ужасны -- но они и есть правда.

Я вспоминала это стихотворение на литсеминаре на Зиланте, слушая очередную горестную повесть о том, как адмирал погибающей эскадры во время отчаянного боя рефлексирует сначала по жене, потом по молодому капитану, что вот-вот собой пожертвует, то еще почему -- в общем, по тому всему, до чего как-то руки не доходят, я уж молчу о мыслях, в минуту того самого отчаянного действа. Что автору произведения было неочевидно, ибо не только на войне, но и вообще, видимо, в ситуации такого вот действа ему бывать не приходилось -- а может, не запомнил автор, или просто захотелось, чтоб покрасивше.

Вспоминала я это и еще недавно, читая одну тут повесть про войну в том числе, особенно сцену, где несут молодого, значит, бойца, раненого, он бредит -- и видит всяких птиц в небе, и падающих птиц, и погибших товарищей, что ему еще живы, и всякое такое. И размышляет о судьбах родины. Очень отрывисто и в виде бреда, верю. Верю даже, что когда у автора высокая температура, ему такое и видится.

А теперь я вам отрывок выложу, вы уж не обессудьте, прочитайте:


Да, Шолохов, "Они сражались за Родину", но суть не в этом -- суть в том, что человек видел это. Видел того врача, измученного и спящего, держась за стол. Слышал, что на самом деле говорят бредящие от ран мужики. И описал. И это война -- и скорчившийся от страха в окопе боец, молящийся в первый раз за долгие годы и потом сердито отрекающийся от этой молитвы, тоже война. И это герои -- которым совсем не нужно вставать в позу, а автору -- рядить их в красивые одежды и остроумие, потому что они герои уже, по той жуткой разнице, что лежит между их сердитыми, смешливыми, ругающимися и неумело философствующими сердцами и невообразимой силой того подвига, что они делают.

Но для того, чтобы та разница видна была, надо чувствовать этот подвиг, надо его видеть. Надо уметь удержать границу между позицией "да, это невообразимо, но это долг" и "так может каждый, лишь бы захотеть". Даже они, дошедшие до Дона, боятся до дрожи, лопочут чушь от усталости, обретают смешные -- и страшные этим -- "мозговые болезни", плачут, сходят с ума -- и автору вольно показать их слабыми, одернуть, рассмеяться, потому что это мелочи, это дань человеческому в нечеловеческих условиях, что становятся еще ярче от этого противопоставления.

Нет, я не говорю, что о войне нельзя писать, ее не увидев. Но иногда хочется, чтобы о ней писали, хоть немного почувствовав и подумав.
silhiriel: (reading)

Краем глаза уловив в телеэкране серию "Доктора Живаго", подумала, что вот еще одна книга и один писатель, вызывающий во мне необъяснимое отвращение. Т.е. почему Пастернак -- я понимаю: прочитав мемуары Ивинской, я иначе и не могла к нему относиться, пожалуй. При том, что он наверняка великий писатель и мастер слова, и вообще -- тут я не специалист, очень может быть. Но это случай, когда автор столь четко просвечивает сквозь текст, и притом автор мне глубоко неприятен, по-человечески.

А книга... не знаю. Мне непонятны и неприятны эти люди, почти все они, мне чужда их психология и философия, мне безразличны их переживания, меня не трогают их страдания. Не знаю, почему. Сама эта любовная история -- не знаю, человеку этому в реале я бы, наверно, руки не подала. 

Да, прочитала когда-то, ибо была эта книга в списке "ни один человек не может назвать себя образованным ежели не читал", но -- как с "Войной и миром" -- еле добралась до конца.

silhiriel: (summerqueen)

Нет, господа, все-таки передирать столь нагло не стоит -- или это надо уметь. На месте "Белых волков" я бы точно предъявила товарищу Панову счет. Даже Пехов с соавторами, и те имели совесть хоть припудрить плагиат, а тут...

И бедный Лавкрафт -- его-то книги сильно повыше качеством будут, и видеть его образы столь беззастенчиво впихнутыми в ТГ просто больно.

Короче, за такое пороть надо, на мой взгляд. Показательно, до полного раскаяния, и умножая кару при апелляции к аргументам класса "идеи носятся в воздухе" и "все что-то заимствуют". А если кто-нибудь упомянет Шекспира, я за себя не отвечаю. Ибо: 1) имена вампирских кланов и чудовищ былых времен не "носятся в воздухе", они уже осели на бумагу; 2) заимствовать надо уметь; и 3) никто из означенных МТА ни минуты не Шекспир.

silhiriel: (winter queen)
(вдохновлено прочтением серии Панова о Тайном городе, но не ее одной)

Меня давно уже удивляет, причем весьма неприятно, манера некоторых авторов регулярно умножать способности своих героев до полной неубиваемости, причем так, что те самые черты, что ранее придавали делу оригинальность, стираются до скуки. Например, дано: молодая женщина в мире, где магия и нелюди реальны и признаваемы, может мало что, но есть у нее дар некромантии, здравый смысл и смекалка, и умом и смелостью, вкупе с твердыми принципами и юмором, она может обойти любого монстра. Замечательно -- но не пройдет и трех книг, как девушка станет некромантом-которому-равных-нет, овладеет способностями всех замешанных нелюдей лучше их самих, и в каждой новой схватке, вместо оптимизации имеющихся ресурсов и находчивости, будет обнаруживать все новые невообразимые силы, причем без каких-либо серьезных расплат за то. Да, именно поэтому я не читаю уже книг про Аниту Блейк.

Еще пример? Дано: в мире, где куча нелюди и могучие маги, есть группа людей -- совсем-совсем людей, не магов, ничего, просто хороших наемников, способных решить довольно заковыристые задачи с разве что артефактом-двумя. Но не прошло и пары книг, как одна из них станет такой невообразимой силы ведьмой, что никакие нелюди и рядом не стояли, а остальных будет преданно прикрывать абсолютно неубиваемый и непроигрывающий персонаж (об этих особо, конечно).

Мне положительно интересно, о любимые: какое автору в том удовольствие? Зачем, вместо того, чтобы использовать данное находчиво, нужно дарить все новые и новые наинепобедимейшие способности и вновь и вновь спасать героев?

(И да, в девятой книге я отчаянно хотела, чтобы всю команду протагонистов -- особенно Яну и Сантьягу -- закатали в асфальт. Ибо оч. могуч. маги утомили. А уж оч. могуч. маги, коим никогда не видеть поражения и гибели -- особенно.)
silhiriel: (книжный червь)
В ожидании очередного творения одного из занятных для меня авторов (Фэллон в данном случае), пришел ко мне вопрос: а что кто думает о так называемых side-stories?

Поясню: речь вот о чем. Пишет автор книгу и по тем или иным причинам оставляет там некоторое количество недорассказанного. Это, в сущности, не порок -- обо всем рассказать нельзя. А потом -- например, -- фанаты, жаждая еще хоть строчки о полюбившемся мире, требуют: а расскажите-ка нам, что это за бог, которым там клянутся, или что это за страны там за горизонтом описанной, или что случилось с эпизодическим пастушком Игреком. Неважно. И об этом пишутся рассказы, повести, а то и целые книги -- всяко бывает. В общем-то явление, родственное приквелам и сиквелам. Вы поняли, о чем я, да? Так что думаете?

[Poll #933302]

У меня, кстати, отношение двойственное. Есть такие книги, что ни убавить и ни прибавить (для меня это -- те же "Марсианские хроники"); есть такие, что все, кроме черновиков, показалось бы кощунством -- например, Профессора я не осмелилась бы просить написать, скажем, повесть о житье-бытье Амана после Исхода. А есть такие side-stories, которые я с удовольствием читаю. Всякое.
silhiriel: (книжный червь)
Анализировать эту книгу я уже не пытаюсь, а то друзья обижаются, но вот при прочтении "Зимнего Излома" возникли некие вопросы по фактологии. Может, кто ответит?

1) Почему о манифесте Альдо говорят, что там требовалась сдача одного Алвы? Ежели мне память не изменяет, то там куча народу требовалась. Или это мой глюк? И если это так, то за что Альдо обливать презрением? Пока его условия не выполнены.

2) Так каким боком к трону Талигойи относится Франциск Оллар? Я имею в виду, до осады Кабитэлы?

3) Интересна реплика Вальдеса о том, что Талиг, типа, не воюет, Талиг, типа, защищается. Учитывая, сколько завоевано при Олларах, это занятная интерпретация.
silhiriel: (lake)
Открыла, случайно найдя после долгих лет поиска, повесть Лии Симоновой "Круг" в сканах на Интернете -- и Эру мой Единый, сколько воспоминаний.

Я читала ее в журнале "Пионер", с нетерпением ожидая все новых номеров, мне было тогда 13 лет, ужасные, одинокие 13, я читала ее запоем -- наконец-то про наш возраст, нашу жизнь, про нас -- я искала среди яростного класса повести себя, своих одноклассников; мы были такие же, право, такие же, мы так же спорили, так же гордо отвергали попытки нас заставить -- как мы были надменны в наших знаниях из родительских библиотек, как жестоки в своей неопытности... А я? Кто я в этом кругу?

Я не знаю, зачем это читать нынешним подросткам. Они не поймут, что значит прогулять уроки, чтобы отстоять трехчасовую очередь за кроссовками; они не поймут всю силу советской школьной системы, против которой они -- мы -- восставали так тогда, не поймут все упоение свободомыслием, которое было нам тогда дано. Да, подростковые проблемы... наверное. Другие. Мы были другие.

Это повесть про нас.

Я найду ее сегодня -- ее издали, оказывается, к тому же там полный, не журнальный вариант. Я хочу вспомнить их -- свой класс, свою школу, свои одинокие, озлобленные, надменные 13 лет.
silhiriel: (Default)
Прочитала "Зимний Излом".
Поняла, что ты, Кинн, имела в виду под "страданием". Остаюсь при мнении, что у Войнич можно было бы поучиться и чему получше. И насчет мистики соглашусь полностью. А жаль.
Пари было проиграно fair and square, это точно.
Надежды разбиты еще основательней.

Зато я нашла единственный мне недостававший томик из скандинавской серии Дворецкой и "Проклятие Шалиона" в оригинале. Ура. Особенно по Буджолд. Блин, открыла, порадовалась... вот и покушаем.
silhiriel: (Default)
Спасибо Ольге [livejournal.com profile] morreth, сподобилась перечитать "Завтра была война" Васильева. На одном дыхании. Сильная и чистая вещь, написанная человеком с обожженной душой. Одна из тех, которую нужно однозначно запереть в шкаф и запретить под угрозой страшных кар детям читать, где-нибудь под 16 же лет.

Озаботившись, конечно, чтобы они смогли подглядеть, куда ключ прячут.
silhiriel: (Default)
Интересно, почему так популярен в нынешней российской фэнтези байронизм? Почему мужчина должен быть усталым и пустоцветным циником, по поводу и без излагающим сентенции, из которых большинство вырастает к двадцати годам?

И почему до такой степени популярно писать о черных властелинах, которые на самом деле хорошие и несправедливо проклятые, старых богах, которые были истинные, но весть о коих извращена, злых церковниках, запрещающих единственно способную спасти мир магию, и Тьме, коя на деле свобода? И клеймить оную церковь, коя к их горю единая и единственная, последними пороками, будто буквально вчера оные злые церковники злостно обманывали и непосредственно бабушку автора в монастырь заперли, стоило ей о старых богах заикнуться...
silhiriel: (Default)
Получила финальный том (разросшийся на два тома, но здесь простительно) эпопеи Кейт Эллиотт и теперь тихо сижу и наслаждаюсь.

Ибо, любезные мои конфиденты, крепкая западная фэнтези -- это круто. Это очень круто. Я даже забыла, за всеми ломаниями копий по Камше, как оно бывает, и теперь -- вот, камертон. Не идеал и не большой талант, но крепко сшито и ладно скроено. И персонажи не мерисьюшные, и тайн много, но в меру (хотя и то мистики и обскурантизма там многовато, на мой вкус, но сойдет), и язык гладкий, и теология до мелочей и без всяких "и бился против них один проклятый черный властелин", и шутку с новой картой мира я оценила, и аллюзии исторические приятны -- там, где знаешь, аж облизаться хочется, как кошке над сметаной, а там, где нет -- срочно сбегать в библиотеку. Славно. Даже прощаю предвзятость в отношении Византии и то, что там Констан... ой, то есть то, что вместо него, разломали в пух, простите за спойлер.

Поймала себя на мысли, что вот еще один мир, в котором я была бы не прочь оказаться -- и по которому с удовольствием бы поиграла. Не для того, чтобы кого-то приложить или показать, как что из бойко описанного развалится в реале, или что Есть Иная Правда -- а именно для загруза и чувства.

Кстати, знаю одного человека -- да, Кинн, это я о тебе -- которому я бы однозначно предложила там две роли на выбор, будь я мастером такой игры. Честно говоря, один человек там мне даже в твоем виде видится. Любопытно было бы проверить, догадаешься ты или нет, ежели прочитаешь...
silhiriel: (Default)
Когда в толпе ты встретишь человека,
Который наг; 1].
Чей лоб мрачней туманного Казбека,
Неровен шаг;
Кого власы подъяты в беспорядке;
Кто, вопия,
Всегда дрожит в нервическом припадке, -
Знай: это я!
Кого язвят со злостью вечно новой,
Из рода в род;
С кого толпа венец его лавровый
Безумно рвет;
Кто ни пред кем спины не клонит гибкой, -
Знай: это я!..
В моих устах спокойная улыбка,
В груди - змея!

1] Вариант: "На коем фрак". Примечание К. Пруткова (коий, конечно, и автор :).)

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617181920 21
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 02:43 am
Powered by Dreamwidth Studios