silhiriel: (Default)
"- Пиратская эскадра, - сказал Рашен, печально качая головой. - Никакой дисциплины. Что, гады, совсем обнаглели?! - внезапно заорал он. - Кто здесь главный? А?! Коммандер Боровский, вашу мать!

- Я-а!!! - в полный голос крикнул Боровский.

- Контр-адмирал Эссекс!

- Ну? - отозвался Эссекс, еще не осознавший патетику момента.

- Смир-р-рна-а!!!

Старшие офицеры выстроились во фрунт, Эссекс - недоверчиво улыбаясь, Боровский - с каменным лицом.

Рашен заложил руки за спину и прошелся вдоль импровизированного строя.

- Значит, так, - сказал он. - Вы, паразиты, совсем разболтались, как я посмотрю. Две войны беспардонно просидели у меня на шее, а теперь возомнили о себе. Ладно, я вам напомню, кто хозяин Attack Force. Я вам объясню сейчас, кто здесь принимает решения. Кто?

- Вы, господин адмирал, сэр! - доложил Боровский.

- А ты как думаешь? - спросил Рашен, наступая на Эссекса.

- Алекс... - начал тот проникновенно.

- Не слышу ответа!

- Ну ты, успокойся, ты...

- Кто?!

- Здесь принимаете окончательные решения только вы, господин адмирал, сэр!

- Наконец-то! - деланно обрадовался Рашен. - Вот именно - о-кон-ча-тель-ны-е! А у вас, дорогие мои... Боровский! Команды "вольно" не было!

- Виноват, сэр! - Боровский подобрал живот и встал прямо.

- Так вот, дорогие мои боевые товарищи и близкие друзья, мать вашу... Можете так запомнить, можете записать для памяти. Негодяи! Если вы по-прежнему считаете меня своим командиром, то и ведите себя как положено. Ясно? Право голоса у вас, разумеется, как было, так и есть. Но это право совещательного голоса. Осознали? Не слышу ответа!

- Да, сэр! - отрапортовал строй.

- Ваше блядское мнение для меня очень ценно. Но не более того. Что?!

- Да, сэр!

(Сами знаете, кто и откуда.)
silhiriel: (desert)
...сердце мое поражено, и иссохло, как трава, так что я забываю есть хлеб мой; 
от голоса стенания моего кости мои прильпнули к плоти моей.
Я уподобился сове в пустыне; я стал как филин на развалинах;
не сплю и сижу, как одинокая птица на кровле...
Я ем пепел, как хлеб, и питье мое растворяю слезами.

Псалм 101, почти синодальный перевод
silhiriel: (romantic peremptory)
"- Послушай, мой милый, аристократка она или буржуазка, все равно она всегда останется бездушной кокеткой, законченным типом эгоистки. Поверь мне, врачи привыкли разбираться в людях и в их поступках, наиболее искусные из нас, изучая тело, изучают душу. (...) Она говорила о своей душе, как покойный Людовик Восемнадцатый говорил о своем сердце. Поверь мне! Эта хрупкая, бледная женщина с каштановыми волосами жалуется на недуги, чтоб ее пожалели, а на самом деле у нее железное здоровье, волчий аппетит, звериная сила и хитрость. Никогда еще газ, шелк и муслин не прикрывали ложь столь искусно. Твоя красавица бесчувственна, она жаждет возбуждающих впечатлений, подобно старику, который таскается за ними в балет. Рассудок властвует у нее над сердцем. У твоей маркизы налицо все признаки извращенности: нос - точно клюв хищной птицы, ясный холодный взор, вкрадчивая речь. Она блестяща, как сталь машины, она задевает в тебе все чувства, но только не сердце."

Бальзак -- действительно страшный и притом искусный анатом, его типизации точны до физических подробностей. Его книги -- воистину одна из причин, почему человеку образованному иногда достаточно взгляда, чтобы с грустной жестокостью увидеть будущее иногда еще юного существа, или угадать прошлое уже зрелого; всю работу, по сути, уже сделали за нас, и нужно лишь иметь опыт, чтобы осознать это во всей полноте.
silhiriel: (fingers pensive)
Как кони медленно ступают,
Как мало в фонарях огня...
Чужие люди, верно, знают,
Куда везут они меня.

А я вверяюсь их заботе.
Мне холодно, я спать хочу;
Подбросило на повороте,
Навстречу звездному лучу.

Горячей головы качанье
И нежный лед руки чужой,
И темных елей очертанья,
Еще невиданные мной.

(Осип Мандельштам)
silhiriel: (Default)
"Нет причин, мешающих добру торжествовать так же часто, как злу. Победа -- в любом случае лишь вопрос организации."

(Курт Воннегут, а кто же?)
silhiriel: (romantic peremptory)
A knowledge of etiquette is of course essential to one’s decent behavior, just as clothing is essential to one’s decent appearance; and precisely as one wears the latter without being self-conscious of having on shoes and perhaps gloves, one who has good manners is equally unself-conscious in the observance of etiquette, the precepts of which must be so thoroughly absorbed as to make their observance a matter of instinct rather than of conscious obedience.

Thus Best Society is not a fellowship of the wealthy, nor does it seek to exclude those who are not of exalted birth; but it is an association of gentle-folk, of which good form in speech, charm of manner, knowledge of the social amenities, and instinctive consideration for the feelings of others, are the credentials by which society the world over recognizes its chosen members.

(Знание этикета, безусловно, необходимо для достойного поведения, точно так же, как одежда необходима для достойного внешнего вида; и точно так же, как носят одежду, не задумываясь над тем, надета ли обувь или перчатки, тот, у кого хорошие манеры, не задумывается над исполнением правил этикета, положения которого впитались настолько глубоко, что соблюдение их становится скорее делом инстинкта, чем сознательного подчинения.

Таким образом, Лучшее общество -- не сообщество богатых, и оно не ищет исключения тех, кто не принадлежит к аристократии; это ассоциация благородных людей, где хорошая речь, обаятельные манеры, знание социальных удобств и инстинктивное уважение к чувствам других -- те верительные грамоты, по которым общество во всем мире узнает избранных своих.)

Эмили Пост

Всерьез задумываюсь над тем, чтобы выкладывать ее труд поглавно, тем более что он -- основа всех правил этикета, принятых в приличном обществе и сейчас.
silhiriel: (romantic peremptory)
...Эрг Hoop поднял брови. Лума Ласви почувствовала, что говорит слишком подробно и длинно.

- Я хочу сказать, что медицина владеет возможностью воздействия на те мозговые центры, которые ведают сильными переживаниями. Я могла бы...

Понимание вспыхнуло в глазах Эрга Ноора и отразилось в беглой улыбке.

- Вы предлагаете воздействовать на мою любовь, - быстро спросил он, - и тем самым избавить меня от страдания?

Врач наклонила голову.

Эрг Hoop благодарно протянул руку и отрицательно покачал головой.

- Я не отдам своего богатства чувств, как бы они ни заставляли меня страдать. Страдание, если оно не выше сил, ведет к пониманию, понимание - к любви; так замыкается круг. Вы добры, Лума, но не надо!

И с обычной стремительностью начальник скрылся за дверью.
(И. Ефремов)

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
151617181920 21
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:46 am
Powered by Dreamwidth Studios